Последние комментарии

  • почтальон23 июля, 19:22
    хорошо работает.Как работает «Глок»?
  • Вячеслав Лаптин16 июля, 1:55
    Спасибо! Хорошо описана тяжелая напряженная работа по созданию перспективного танка. Показано, что за все приходится ...Всё ещё с будкой
  • Василий Коликов10 июля, 2:53
    Потопить в терводах нейтральной страны военный корабль этой страны - такая "ошибка" могла не окончиться смертью 50 ис...Цена ошибки

Бедные родственники «Кромвеля»

Кампания мая-июня 1940 года во Франции показала, что британские крейсерские танки безнадёжно устарели. Их броня была слишком тонкой, надёжность оставляла желать лучшего, а 2-фунтовую пушку, крупнее которой в существующие башни ничего не помещалось, признали недостаточно эффективной. Было ясно, что пора начинать разработку новой крейсерской машины — так родились танки Cruiser Tank Mk.VII Cavalier и Cruiser Tank Mk.VIII Centaur.

Неуклюжий «Кавалер»

В отличие от Infantry Tank Mk.IV (будущего «Черчилля»), который спешно заказали после поражения на континенте, с проектом Cruiser Tank Mk.VII военные повременили и окончательно одобрили предварительные требования только в ноябре 1940 года. В январе 1941 года свои проекты на рассмотрение представили компании «Воксхолл» и «Наффилд Механизейшн & Аэро».

Для ускорения разработки оба проекта основывались на существующих машинах: проект «Воксхолл» походил на облегчённый вариант их опытного танка A22, а проект «Наффилд» напоминал Cruiser Tank Mk.VI «Крусейдер». Первому проекту присвоили индекс A23, второму достался A24. Интерес к первой машине пропал довольно быстро: A24 сочли более перспективным танком.

​Cruiser Tank Mk.VII Cavalier. Место пулемётной установки в лобовой броне пока закрыто заглушкой - Бедные родственники «Кромвеля» | Warspot.ru
Cruiser Tank Mk.VII Cavalier. Место пулемётной установки в лобовой броне пока закрыто заглушкой

Машина должна была иметь бронирование на уровне некоторых тяжёлых танков того времени: до 75 мм у башни и до 65 мм у корпуса. Башня имела одно очень важное свойство: она оказалась достаточно крупной, чтобы вместить 6-фунтовое орудие. Так как требований генштаба на 6-фунтовое танковое орудие ещё не поступило, оно имелось только в буксируемом варианте. Новую танковую установку предстояло разработать вместе с танком.

Для ускорения процесса разработки решили использовать подвеску Кристи, двигатель «Либерти» и трансмиссию «Вильсон» от существующих машин. Однако проектный вес нового танка достиг 24 тонн, что было на 5 тонн больше, чем у Cruiser Tank Mk.VI, в котором использовались все эти агрегаты. Вместе с увеличением веса машины ожидалось снижение примерно на 20% её ресурса. К концу января «Наффилд» получила контракт на шесть прототипов.

В январе 1942 года, когда разработка подходила к концу, армия заказала 500 танков — ещё до окончания сборки прототипов. На этой стадии Cruiser Tank Mk.VII наконец-то получил название «Кромвель» I, но оно продержалось недолго: в августе название машины изменили на «Кавалер» I.

Опытный A24 начали обкатывать на полигоне в Фарнборо в марте 1942 года. После пробега в 1000 миль (1600 км) начал проявляться признаки ожидаемых проблем с мотором и трансмиссией. Выяснилось, что дефекты, присущие «Крусейдеру», проявляются и на его потомке. Скорость потяжелевшая машина показала не выдающуюся. На гонке по 2,8-мильной (4,5 км) грунтовой дороге 30 июля 1942 года «Кавалер» показал среднюю скорость 18,9 мили (30,4 км) в час. Это было несколько больше, чем у одноклассников, — так, «Шерман» почти сравнился с британским танком при средней скорости в 17,2 мили (27,7 км) в час. При этом американская машина имела гораздо более мощное бронирование и вооружение.

Доводить машину пришлось долго и болезненно. Испытания на полигоне в Лулворте в ноябре-декабре 1942 года всё ещё указывали на то, что к серийному производству она не готова. Дефектов хватало даже на доработанном образце, прибывшем на полигон 30 декабря 1942 года. Проблемы обнаружились не только со старой моторной группой, но и с новыми деталями танка. Установка 6-фунтовой пушки получилась довольно сырой, и ей было очень тяжело управлять. Усилия при подъёме орудия доходили до 90 фунтов (41 кг). Пушку перевешивало вперёд, поэтому требовалась установка противовеса. Установка прицела никуда не годилась, и в докладе об испытаниях ей посвящалась целая страница жалоб.

​Мотор «Либерти» в экспозиции Аэрокосмического музея в Сан-Диего. Его танковая версия оказалась довольно капризной, но другого мощного двигателя просто не было в наличии. Фотография Мариз Борегар - Бедные родственники «Кромвеля» | Warspot.ru
Мотор «Либерти» в экспозиции Аэрокосмического музея в Сан-Диего. Его танковая версия оказалась довольно капризной, но другого мощного двигателя просто не было в наличии. Фотография Мариз Борегар

Гидравлический привод поворотного механизма к этому времени только доработали до приемлемого уровня, но вскрылись проблемы с насосом и коробкой передач. Ручной поворотный механизм тоже оставлял желать лучшего. Для поворота башни требовалось усилие в 35 фунтов (16 кг). Башня не держалась на месте даже при незначительном крене машины, а при крене всего в 6° наводить пушку на цель становилось невозможно. Люфт при повороте был весьма заметным. Подбашенная корзина заметно шаталась и деформировалась при езде по пересечённой местности. При крене танка в 15° поворачивать башню нельзя было даже с помощью гидропривода, так как перекошенная корзина цеплялась за детали в танке.

Водителю тоже не повезло. Его сиденье нашли неудобным, смотровой лючок и основной люк сложно открывались, а приборную доску было попросту не видно. Также требовалось доработать место наводчика и место командира, включая его смотровые приборы. Место пулемётчика избежало критики, но только потому, что его всё ещё прорабатывали.

Танк продолжали испытывать до 5 февраля 1943 года, когда поломка насоса гидравлического привода поворота башни сделала дальнейшие испытания невозможными. Однако уже стало ясно, что танк, который, по словам производителя, был «почти готов к производству» ещё в начале 1942 года, на самом деле оказался сырым.

​Серийный «Кавалер», уже с пулемётной установкой - Бедные родственники «Кромвеля» | Warspot.ru
Серийный «Кавалер», уже с пулемётной установкой

Усилия, затраченные в феврале 1943 года на установку 6-фунтовки в новую башню, пропали впустую: судьба «Кавалера» была решена ещё в декабре 1942 года.Анализ опыта боевых действий в Африке показал, что 6-фунтовка больше не удовлетворяет требованиям современной войны: требовалось универсальное 75-мм орудие на манер пушки «Шермана». Перспективные танки в Военном отделе оценили с новых позиций и вынесли неутешительный вердикт: «Кавалера» переделывать не будут — их собирались производить только с 6-фунтовками и только в учебных целях. Министерство снабжения попыталось протолкнуть танки в качестве машин артиллерийских наблюдателей, но и для этой роли они были отвергнуты.

Тем не менее «Кавалер» использовался для отработки установки 6-фунтовой пушки, а также общих с другими машинами агрегатов. Серийное производство также никто не отменял, хотя за производство «Кавалеров» Министерству снабжения досталось от Военного кабинета: эти машины составили 5% от общего числа выпущенных в Великобритании танков за 1943 год, и ни одна из них не годилась в качестве боевой единицы. Увы, стране были нужны даже такие танки. Производство началось даже до официального принятия на вооружение, и такие машины вполне попадали в войска. К их WD-номеру добавляли литеру «U».

​Учебный «Кавалер» из состава британской 9-й бронетанковой дивизии - Бедные родственники «Кромвеля» | Warspot.ru
Учебный «Кавалер» из состава британской 9-й бронетанковой дивизии

Циркуляры уверяли военных в том, что их машины вполне боеспособны, если в том будет необходимость. Британским танкистам повезло, и опробовать «Кавалеры» на поле боя им так и не пришлось. Хотя «Кавалеров» было выпущено 503 штуки, на материк попало только незначительное количество машин артиллерийских наблюдателей «Кавалер» OP. До наших дней дожило два корпуса от «Кавалеров», которые служили в качестве мишеней на полигоне в Ларкхилле. Сейчас они находятся на площадке у музея в Бовингтоне в довольно плачевном состоянии.

«Полукромвель»

Секрет смерти «Кавалера» таился в том, что ещё весной 1941 года компании «Роллс-Ройс» и «Лейланд» разработали новый танковый двигатель: «Метеор» получили, дефорсировав знаменитый авиационный «Мерлин» до 600 л.с. Испытания на двух опытных «Крусейдерах» показали, что идея оказалась правильной. Новый мотор был гораздо мощнее, чем старый «Либерти», и получить его для нового крейсерского танка было заманчиво. Танковый совет приказал устанавливать двигатель на новые машины начиная с 1942 года.

С реализацией этого плана выявились проблемы. Просто так увеличить мощность машины на треть было нельзя: требовалось разработать новую коробку передач и трансмиссию, что шло вразрез с консервативной политикой «Наффилда». В сентябре 1941 года было принято решение пойти по двум разным путям. «Наффилд» продолжала работать над опытным танком A24, а «Бирмингем Рэйлуэй энд Вагон Компани» (Birmingham Railway & Wagon Company — BC&W) начинала разработку нового танка. Машина получила индекс A27 и обозначение Cruiser Tank Mk.VIII.

​Машина артиллерийских наблюдателей «Кентавр» OP из коллекции Имперского военного музея в Даксфорде. На танке стоит муляж 6-фунтового орудия - Бедные родственники «Кромвеля» | Warspot.ru
Машина артиллерийских наблюдателей «Кентавр» OP из коллекции Имперского военного музея в Даксфорде. На танке стоит муляж 6-фунтового орудия

На новый танк установили трансмиссию «Мерритт-Браун» и новую пятискоростную синхронизированную коробку передач, разработанную фирмами «Роллс-Ройс» и «Лейланд». Конструкторы «Роллс-Ройс» также заменили систему охлаждения, которая едва справлялась с «Либерти». Также были переработаны воздухофильтры и топливные баки, усилена подвеска, чтобы справиться с растущей массой машины. Несмотря на большое количество нововведений, танк строился довольно оперативно: сборка прототипа подходила к концу 20 января 1942 года, а уже в феврале A27 начал испытания на полигоне в Фарнборо. За февраль и март машина проехала 2200 миль (3540 км). Двигатель страдал от детских болезней, но уже было очевидно, что A27 получился намного более перспективным, чем A24.

Имелась одна проблема: производство. Крейсерских танков требовалось много, и моторов на всё могло и не хватить. Было принято экстренное решение: поставить в A27 тот самый «Либерти», производство которых было уже налажено. Такая машина получила индекс A27L и название «Кромвель» II, в августе 1942 года сменённое на «Кентавр». Танк с «Метеором» получил индекс A27М и название «Кромвель» III — впоследствии просто «Кромвель».

​95-мм гаубица из коллекции танкового музея в Бовингтоне - Бедные родственники «Кромвеля» | Warspot.ru
95-мм гаубица из коллекции танкового музея в Бовингтоне

Усовершенствование ходовой части не спасло «Кентавра» от дефектов с башней и вооружением. Жалобы на новые конструкции в равной мере относились как к «Кавалеру», так и к «Кентавру». Бесперспективность их в качестве боевых машин по сравнению с «Кромвелем» тоже была очевидна, однако «Кентавр» спасло требование установить новое оружие. К этому времени стало ясно, что основное оружие танков непосредственной поддержки — 3-дюймовая гаубица — тоже успело устареть. Требовалось установить на танк более мощную 95-мм гаубицу, а башня новых машин для этого как раз подходила. Когда в феврале 1943 года «Кавалера» признали бесперспективным, было принято решение выпускать A27 как с 75-мм, так и с 95-мм орудиями. Отработать установку 95-мм гаубицы решили на «Кентавре».

«Кентавр» с 95-мм гаубицей прибыл в Лулворт в начале апреля. Оказалось, что казённая часть орудия, установленного вместо 6-фунтовки, перевешивает настолько, что невозможно использовать механизм вертикальной наводки. Пришлось установить на дульную часть массивный свинцовый противовес весом 60 фунтов (27 кг). Так как снарядов не было, испытать гаубицу стрельбой не смогли.

Снаряды для испытания гаубицы прибыли в Лулворт только к середине апреля. К концу месяца наконец подобрали и подходящий прицел — 1,9-кратный №39 Mk.II с новой нарезкой, который получил обозначение №48 Mk.I. На этом испытания остановились, так как даже с противовесом орудие было невозможно использовать. Первую декаду мая «Кентавр» провёл в ожидании новой гаубицы.

​«Кентавр» IV из коллекции бронетанкового музея во французском Сомюре. 95-мм гаубица дала танку возможность принять участие в бою - Бедные родственники «Кромвеля» | Warspot.ru
«Кентавр» IV из коллекции бронетанкового музея во французском Сомюре. 95-мм гаубица дала танку возможность принять участие в бою

К 12 мая новую гаубицу наконец установили, но испытания этого же орудия на «Черчилле» показали, что установка весьма уязвима к попаданию осколков и свинцовых брызг в боевое отделение. Испытания «Кентавра» отложили до доработки установки. Также на танк установили новые шайбы механизма ограничения склонения орудия. Предварительный обстрел 23 мая показал, что степень защиты увеличилась, но требовалось испытать бронировку ещё раз после установки нового прицела. Бронировка была обстреляна 4 июня. 10-мм планка эффективно защищала экипаж от проникновения брызг, однако отмечалось, что при деформации планки орудие заклинивает.

Опытная планка была сделана из конструкционной стали. Планку из броневой стали установили только к 21 июня. 28 июня танк подали на испытания.

Максимальное возвышение орудия в новой установке было немного выше 18°, склонение — немного ниже −11°, однако конструкция башни и бронировки ограничивала эти углы 16° и −9° соответственно. Люфт в установке значительно уменьшился. Гидропривод поворачивал башню со скоростью до 32,5° в секунду вправо и до 29,8° в секунду влево. Реагирование привода на наклон рукоятки наведения было плавным, и опытный наводчик мог довольно легко следовать за движущейся целью. Второй наводчик оказался менее опытным и периодически терял цель, но быстро привык к особенностям системы.

​Диаграмма максимального склонения орудия. При стрельбе назад склонение ограничивалось воздухозаборниками, при стрельбе вперёд — ящиками с ЗИП, вентилятором и смотровыми приборами - Бедные родственники «Кромвеля» | Warspot.ru
Диаграмма максимального склонения орудия. При стрельбе назад склонение ограничивалось воздухозаборниками, при стрельбе вперёд — ящиками с ЗИП, вентилятором и смотровыми приборами

Параллельно отрабатывались новые детали башни. К середине апреля были закончены испытания нового поворотного механизма. После 1001 мили (1611 км) пробега дефектов выявлено не было, и механизм сняли для осмотра и измерения. Новый стопор башни по-походному проехал 1232 мили (1983 км) в другом танке и тоже оказался удовлетворительным.

К середине июля прицел №48 Mk.I был одобрен для принятия на вооружение. «Кентавр» убыл в Ларкхилл для приёмных испытаний и вернулся в Лулворт только к концу июля. Всё ещё требовалось отработать ограничитель склонения орудия. Эти испытания закончились 27 июля. 28 июля испытали приспособление для автоматического прикрытия прицела после выстрела, что предотвращало ослепление наводчика. В августе гаубичный «Кентавр» из сводок полигона исчез.

В сентябре 1943 года «Кентавр» с WD-номером T.184352 отправился на ходовые испытания в Африку. Танк был сравнительно новым: до прибытия в пустыню он прошёл всего 131 милю (211 км). В пустыне «Кентавр» сломался после лишь 6 миль пробега: у машины отвалился первый каток с левой стороны. В октябре «Кентавра» в сводках уже не было, но он вернулся на испытания в декабре 1943 года. Новая фаза гарантийных испытаний серийного танка закончилась в марте 1944 года. Машину сняли с испытаний после пробега в 1998 миль (3215 км) из-за падения давления масла в двигателе. Менее существенные, но довольно частые механические проблемы сопровождали танк с самого начала испытаний.

​Гаубичный «Кентавр» IV с разметкой для корректировки огня. Нормандия, лето 1944 года - Бедные родственники «Кромвеля» | Warspot.ru
Гаубичный «Кентавр» IV с разметкой для корректировки огня. Нормандия, лето 1944 года

Всего «Кентавр» выпускался в четырёх вариантах. «Кентавр» I имел 57-мм 6-фунтовое орудие и траки шириной 14,5 дюймов (368 мм). Траки опытного «Кентавра» II расширили до 15,5 дюймов (394 мм), но в серию танк не пошёл. «Кентавр» III был идентичен «Кентавру» I, но имел 75-мм орудие, а машины с 95-мм гаубицами получили индекс «Кентавр» IV. Установить, сколько «Кентавров» было произведено в каждой из конфигураций, сложно, так как «Кентавры» I переделывались в «Кентавры» III путём замены орудия. «Кентаврам» также меняли 6-фунтовки на 75-мм орудия, а «Либерти» — на «Метеоры», превращая их в «Кромвели». Некоторые источники пишут о 950 построенных «Кентаврах», другие — о 1821 танке этого типа — видимо, с учётом тех, что впоследствии переделали в «Кромвели».

Гаубичным «Кентаврам» всё-таки довелось повоевать: порядка 80 машин попали в Европу со смешанными экипажами из Королевской морской пехоты и Королевской артиллерии. Эти танки можно распознать по довольно колоритной разметке углов поворота башни по её периметру, что облегчало корректировку огня.

Стоит упомянуть ещё одну версию машины. К осени 1943 года гаубичная версия «Кентавра» обрела свои черты, но пришло время нового оружия на этой платформе, известного как «Кентавр» AA. Конверсия заключалась в установке новой трёхместной башни со спаркой 20-мм зенитных пушек «Эрликон» с магазинным питанием, какая с успехом уже ставилась на танки «Крусейдер» AA. Возможность установки башни на «Кентавр» начали рассматривать в июле 1943 года, но испытания провели только к середине апреля 1944 года.

​«Кентавр» AA II канадского гвардейского гренадёрского полка - Бедные родственники «Кромвеля» | Warspot.ru
«Кентавр» AA II канадского гвардейского гренадёрского полка

Испытатели отметили, что гидравлический привод спусковых механизмов работает не совсем удовлетворительно, и посоветовали установить электрический привод, питающийся от двух 12-вольтовых аккумуляторов. Военным хотелось бы иметь ленточное питание орудий, но приложение к отчёту сообщало, что для этого пришлось бы существенно изменить конструкцию башни.

Приложение описывало продолжение программы: было заказано 250 башен для постройки зенитных самоходок «Кентавр» AA Mk.I, затем планировалась улучшенная версия машины «Кентавр» AA Mk.II с четырёхместной башней, новым прицелом и вспомогательным мотором для поворота башни. Также в апреле началось конструирование опытных башен для танков «Кентавр» IIB и «Кентавр» III со спарками 20-мм зенитных пушек «Польстен». Эти машины поступили на испытания в сентябре 1944 года.

Время опытов

Старенький двигатель «Либерти» оставался ахиллесовой пятой машины. В то же время давление со стороны американцев по переводу танковых войск союзников на стандартный двигатель росло. Летом 1944 года англичане поддались и установили американский мотор «Форд» GAA на «Кентавр» с WD-номером T.184008.

Испытания машины закончились к 9 сентября 1944 года. Танк прошёл внушительные 2227 миль (3584 км). Всего в ходе испытаний обнаружили 17 дефектов, четыре из которых привели к длительным остановкам. За пробег пришлось заменить два карданных вала, в результате поломки которых машина потерпела серьёзные повреждения. Также отказала коробка передач. Сам мотор вышел из строя из-за поломки масляного насоса и попадания пыли, что привело к проблемам со смазкой. Имелись дефекты топливной системы, ограничителя оборотов двигателя, сцепления и других агрегатов.

​Шасси «Кентавров» использовалось для решения множества задач, где высокая скорость была не нужна — например, для создания инженерной техники. Эта машина из коллекции танкового музея в Бовингтоне называется «Кентавр Дозер» (Centaur Dozer) - Бедные родственники «Кромвеля» | Warspot.ru
Шасси «Кентавров» использовалось для решения множества задач, где высокая скорость была не нужна — например, для создания инженерной техники. Эта машина из коллекции танкового музея в Бовингтоне называется «Кентавр Дозер» (Centaur Dozer)

Динамика и надёжность машины значительно выросли — отчасти от того, что водитель мог легко менять скорость, повышая или снижая обороты двигателя без частой перемены передач. Средняя скорость возросла до 25 миль (40 км) в час на шоссе и 13 миль (21 км) в час — на просёлочной дороге. Максимальная скорость танка на пятой передаче возросла до 32 миль (51 км) в час — даже больше, чем у «Кромвеля» — 31 миля (50 км) в час у машин позднего выпуска. При восхождении на Бикон-Хилл танк показал среднюю скорость 21,5 мили (34,6 км) в час. На этой трассе победил «Метеор»: с этим двигателем «Кромвель» развил скорость 23 мили (37 км) в час.

Испытатели пришли к выводу, что установка более мощного и надёжного двигателя, несомненно, пойдёт на пользу машине. Однако смысл модернизировать танк уже пропал: в сентябре 1944 года начался выпуск танка «Комет», который был призван заменить «Кромвель» в войсках. Если в замене «Либерти» на более совершенный американский мотор ещё был резон, то менять «Метеор» на «Форд» уже не стоило. Война клонилась к концу, и стоило позаботиться о послевоенном производстве, когда поток американских моторов иссякнет.

Несмотря на свою бесперспективность, «Кентавры» продолжали использовать в разного рода экспериментах и испытаниях. Например, в январе 1945 года проводились испытания проходимости танков в грязи. Из машин, стоящих на вооружении британской армии, лучше всех себя показал «Черчилль», за второе место боролись «Кромвель» и «Шерман», а «Кентавр» оставался аутсайдером.

​Степень погружения различных танков в грязь. Обычный «Кентавр» с 14,5-дюймовыми траками показал наихудший результат. Расширительные насадки «Платипус» (Platypus — «утконос») немного помогали при малом количестве грязи, но не поднимали характеристики до уровня «Кромвеля» или «Шермана» - Бедные родственники «Кромвеля» | Warspot.ru
Степень погружения различных танков в грязь. Обычный «Кентавр» с 14,5-дюймовыми траками показал наихудший результат. Расширительные насадки «Платипус» (Platypus — «утконос») немного помогали при малом количестве грязи, но не поднимали характеристики до уровня «Кромвеля» или «Шермана»

Тяжёлое положение в британских танковых войсках в 1940–1941 гг. породило довольно нелепую ситуацию: по программе нового крейсерского танка массово выпускались сразу три машины. При этом постройка «Кавалеров» на устаревших агрегатах «Крусейдера» имела смысл летом 1940 года, под угрозой немецкого вторжения, но актуальность этих танков резко упала уже к началу их производства, когда стало ясно, что немцы надолго застряли на советско-германском фронте.

Отладка производства двигателей «Метеор» в 1943 году также поставила крест на будущем «Кентавра». Если бы британская бронетанковая промышленность не сворачивала в эволюционные тупики, то, возможно, «Кромвелей» к лету 1944 года было бы гораздо больше при лучше отработанной конструкции. Однако даром ясновидения британские конструкторы не владели, и в суровых условиях войны приходилось страховаться, даже если результатом стало производство сотен и даже тысяч небоеспособных машин…

Источники:

  1. Архив Canadian Military Headquarters, London (1939–1947) RG 24 C 2
  2. Национальный архив Великобритании (The National Archives)
  3. Ian Carter. Britain’s Struggle to Build Effective Tanks During the Second World War (https://www.iwm.org.uk)
Источник ➝
'

Популярное

))}
Loading...
наверх